Основные ссылки

Многолетний опыт башкирских пчеловодов

Башкирский мед — это не просто цветочный эликсир уральских цветов, лесов, полей и лугов, это мед, олицетворяющий для каждого пасечника родной край с лесами и горами, полями и лугами, его любовь к пчелам и многодневный творческий труд.
Военный корреспондент, ветеран Великой Отечественной войны и труда, кандидат сельскохозяйственных наук П. И. Тименский, посетивший однополчанина, пчеловода Тимофея Михайловича Осипова, живущего в Гафурийском районе, в 1968 году писал: «Необозримы леса и степи Башкортостана. Кому приходилось летом хоть раз бывать в этом благодатном крае, тот навсегда запомнит изумруд лугов, окаймленных великим множеством больших и малых речек, красоту еще большего числа голубых озер, разнообразие ландшафтов и манящую прохладу тенистых лесов. А когда зацветет липа, всюду разливается нежный аромат ее цветов, и бесчисленное множество тружениц пчел со скоростью курьерского поезда устремляется на поиски душистого нектара — чудесной основы знаменитого башкирского меда. Башкирский мед, сколько сложено преданий о его чудодейственной исцеляющей силе».
И в том, что башкирский мед получает самые высокие оценки, немалая заслуга многих пасечников в республике— от бортевиков до современных медопромышленников.
К сожалению, история не сохранила нам имена первых бортевиков. Но в записках Н. П. Рычкова о путешествии (1769, 1770 гг.) по разным провинциям России, о благодатном башкирском крае и его жителях отмечается следующее: «Сей род прибыточной экономии исправляют они с таким искусством и расчетом, что едва ли сыщется такой народ, который бы мог их превзойти в пчелиных промыслах». Такая оценка очевидца той поры подтверждает мастерство «профессоров»-бортевиков XVIII века.
Да и в наше время в Бурзянском районе, где поныне живы традиции бортевого занятия, помнят старожилы знатных потомственных бортевиков: в деревне Максютово династию Габдина и Мухаметгали Надыршиных, в Гадельгареево — Гадельгарея и Давлетгарея Халиуллиных, из Верхнего Нугуша — Габдульхака, Ягуду и Искужу Юламановых, старейших бортников Абдразяка Имангулова, Исмагила Яманаева, Кунакбая Асылгужина, Галея Тулумгужина, Хабира Мустафина, Гимрана Кусяпова и других корифеев бортевого пчеловодства. Некоторые из них в былые времена имели до 50 и более бортей, на каждой из них хозяин-бортевик ставит свой фамильный знак-тамгу.